March 22nd, 2015

smoke

(no subject)

Письма


Ясноглазому Тэвье с молочною розой в руках
В наш отравленный чай на троих при седых петухах,
В наше время, сорвавшее крыши, чтоб, карты смешав,
Выйти из берегов И вернуться домой неспеша.

В смех, что рвется где тонко, где танго сошедсих с ума,
В снег летящий под танки улыбками Гретт или Март
В грязь вбивая не в масть то ли Роз, то ли Насть, то ли Грет...
Дальше страшно смотреть.

Перелетному Тилю из вечных мерзлот в мертвый штиль -
Нам дышать запретили. Вчера. Чтобы души спасти.
Нас растили из пепла, готовили к меткой судьбе...
Если память ослепла в борьбе,
Как поверить тебе?

Светлолицему Янушу, ангелу птичьих расправ,
Чей расхристанный щебет синиц созывает с утра
И несет воробьиные крохи под солнечный флаг:
Распрями наши строки дотла –
Мы уже не зола.