smoke

территориальное размышление

То ли горе для сугреву,
То ли море от расправы:
Территория налево,
Акватория направо.
Вспоминай же под сурдинку,
Разбивай как льдинку сердце –
То ли выловишь сардинку,
То ли сразу жахнешь с перцем
Толь по перечню из специй
Разберешь, как хворь в законе,
Что уже нам не стрепеться
И не спиться под балконом.
От Балкан до Перекопа
Все траншеи да траншеи –
Выйдет месяц из окопа,
Чтобы надавать по шее
Всем козлам по гороскопу -
Оптом в розницу и скопом -
Мол, воздастся по делам, но...

(Тут могла бы быть реклама)
Забиваясь по углам мы
Твердо мним себя ослами.
На треножнике желаний
Возжигаем фимиамы
Резче вражеских посланий,
Громче дружеских оваций
Волн, протяжней ветра воя -
Очень страшно признаваться
Что не дружишь с головою.
Что стоят чужие двое,
Старой песенке не вторя,
Перед траурной канвою
Территорий. Акваторий.
smoke

Mozaika tajnaja

Mozaika nezdeshnej rechi
Vecheri tajnyj magendovid.
I noch’ letit emu navstrechu,
Celuet mesjacem medovym
Ulybku tajnogo pajaca,
I rvan’ plashha, I kraj dorogi.
A nam smejat’sja li, bojat’sja,
Vryvajas’ v gorod-nedotrogu.
Za bolevyn ego porogom,
V opilki cirkovoj areny
Stekaja shepotom smirennym
S falang ottochennogo zhesta,
Nam otpravljat’ ego sjuzhety
Chervivym jablokom zakata
V otravlennye rty kanalov,
Pog koltunami kommunalok
Fal’shivym golosom za kadrom
Vyschesyvat’ chizhie straxi,
Razglazhivat’ litye kudri.
I lech’ na plosjjad’, kak na plaxu…
A my sidim I molcha kurim.
smoke

bezalkogol'noe

Bezalkogol'naja fantamorgana -
Ochnut'sja, vstat', letat' ne s toj nogi.
Zdes' statujam s utra snimali gips.
I ty pogib. I ja vse promorgala,
Vorvavshis' v den', besstydnyj slovno morg.
I lish' kolok obidy - kak ty mog -
Svernet komoj netajushhego snega
Pod lozhechkoj. Ot al'fy do omegi
Natjanet svist nevidimoj strely.
Sminaja vse bezumnye ugly
Ona vojdet pod gorlo operen'em
Chtoby skvoz' bol' prozren'e za prozren'em
Vyplevyvat' chuzhie sgustki rechi,
Gde ty zhivoj. I ja lechu na vstrechu
smoke

d’javol nosit ...

Ja ne to chtoby ne rada –

Budet bol’, no bez obmana:

Jetot d’javol nosit pravdu

V levom potajnom karmane.

Ne dlja rei ozherel’e,

Ne braslety k bataree –

Jetot d’javol nosit bremja –

Pravdu, chto nozha ostree.

Daj, tebja ne otogreju –

Jeto v skazke ne dano mne:

Vidish’, v pravde b’etsja vremja,

Beshennoe, ledjanoe,

Ne zhenoju, ne sestroju,

A vojnoj pod paradzhoju

Jeto vremja bez geroja,

Jeto vremja nam chuzhoe,

V nem, prokurenom I tesnom,

V ugolkax I nedomolvkax,

V jetom vremeni net mesta

Nam na konchike igolki.

Nam tolkat’ samozabvenno

Po trope netornoj, gornoj

Serdce, kamen’ pretknoven’ja

Pravdy d’javolovoj chernoj.
smoke

jeto tak...

Rasstavat’sja odnoj,
Ostavat’sja druz’jami –
Jeto tak ne smeshno,
Jeto tak mezhdu nami –
Napisat’ ot ruki,
Chtob ot ruk otbivat’sja:
“Vasil’ki, uzelki …
Ostava… Rasstavat’sja”.
No, rasstaviv vo lzhi
Vse cvetochki i kljaksy,
Tak nad propast’ju zhit,
Tak na vernosti kljast’sja,
Podnimat’ na krovi
Bur' zverinuju nezhnost’ –
Jeto tak po ljubvi.
Jeto tak neizbezhno.
smoke

rozy

Jeti detskie rozy na puxlyx shhelax
Otcvetajut do pervogo snega.
V novyj den’ on tebja zaneset na rukax
Skazhet: vot my I zdes’, I rastaet – poka…
Ty otchajanno budesh’ vzbivat’ oblaka
I na sny natykat’sja s razbega.

Jeti xrupkie rozy – osennij buket,
Vot skol’zit lepestok, kak sleza po shheke.
Budto ne bylo jetix sledov na peske
I damoklova utra v konverte -
Tol’ko kolkie zvezdy v dyrjavom noske
Tol’ko s dolgoj privychkoj idti nalegke
Mandarinnoe solnce v moroznom kul’ke-
Ty pronosish’ nad zapaxom smerti.

Ty prixodish’ v sebja kak v bezumnyj vokzal
Gde ne vspomnit’ uzhe ne vospolnit’.
Tol’ko pozdno, moj drug, ne vernut’sja nazad.
Jeti bujnye rozy gorjat kak glaza,
V ix butonax-zrachkax nabuxaet groza
I vzryvaetsja vzgljadami molnij.

No v ozonovoj skloke vitaet vopros
Jetix chajny, pechal’nyx, otchajannyx roz.
On shipami molchanij skvoz’ kozhu proros
On pochti nerazluchen s otvetom.
Jeto budet banal’no, smeshno I staro,
On uznaet tebja pod koroj sviterov.
I sletitsja v ladoni farforovyj roj
Samoj skazochnoj rozoj na svete.
smoke

на бегу стишок

Дорогие-мои-замечательные спасибо! Всем-всем! А я сегодня на бегу придумала стишок. Пусть он будет день-рожденным :)

Говорят: это больше не лечат.
Говорят: нас корежит и глючит.
А ты в небо заходишь по плечи.
И плывешь. И настолько не плачешь,
Что навстречу спускается полночь.
Ты глядишь и настолько не помнишь,
Что в глаза окунаются птицы,
Чтобы звездного света напиться.
По обломкам оброненых перьев
Догадайся, душа, где теперь нам
Прокутить рубль медного года
За глоток неразменной свободы,
Чтоб с улыбкой чеширского счастья
На холстах мостовых безучастных
Смысл выплеснуть синим и красным
На лихом мираже новой сказки.
smoke

as unusual

Rjadovaja Zhejn
I sosedskij dzhin
Desjat’ let uzhe na nozhe.
Desjat’ jetazhej
Besprosvetnoj lzhi...
Na rassvete on On odnazhdy vsled ej oret: “Bezhim”,
I ona, ob koleno lomaja zhizn’,
Razvorachivaet sjuzhet
Na sto vosem’desjat - jeto esli v teni -
A na solnce xochetsja izmenit’
Farengejtu i Cel’siju izhe s nim
Na vzbeshennoj rtutnoj shkale.
No zato v celom mire oni odni.
A potom nastupajut takie dni...
Vobshhem, vremja konchilos’. Izvini.
I benzin pochti na nule.
Est’ vse shansy ne ucelet’.
Rjadovuju Dzhejn bol'she ne spasti,
Da i s dzhinom tozhe ne po puti,
Sotni let odinochstva vzaperti,
V staromodnom svoem kuvshine,
On gotov provesti na dne,
Pod sluchajnyj bossa-novyj motiv
Nevznachaj Po nocham pogrustiv o nej -
Vobshhem, povesti net strashnej.
Tut ljubogo b xvatil teplovoj udar.
Rjadovaja Dzhejn ved’ ne Zhanna D’ark -
No ne dura zhe. Chto zh ej teper’ - rydat’,
Esli bog ne togo sbereg?
I ona nastraivaet radar,
I tuda proiznosit takoe “da”,
Chto navzryd stekajutsja poezda
V skovorodku pustyx dorog.
Naproch’ vyuchiv svoj urok,
Dzhejn beret vagony naobordazh.
Ej dajut - I kak zhe takoj ne dash’?
Tol’ko vdrug lomaetsja karandash,
I kuda-to ushel kurazh
(Leto. Pjatnica. Nicca. Pustynnyj pljazh -
Jetot tanec davno ne nash).
Tut i slov-to ostalos’ vsego-nichego,
Ibo Dzhejn perestala byt’ rjadovoj,
U nee pod nachalom, pozhaluj, vzvod -
Na vojne a lja na vojne.
V antukvarnoj fljage - voda, ne dzhin.
V oruzhejnoj lavke stoit kuvshin -
Tak chto, kazhdyj dobralsja kuda reshil
Po dostupnoj vpolne cene.
Tut proshhat’sja pora i mne
(Xot’ pora A mogla by i poumnet’).

________________

Ну вот серьезно-печальной повести на свете у меня не получилось, а вот так:

Рядовая Джейн
И соседский джин
Десять лет уже на ноже.
Десять этажей
Беспросветной лжи...
Он однажды вслед ей орет: “Бежим”,
И она, об колено ломая жизнь,
Разворачивает сюжет
На сто восемьдесят - это если в тени -
А на солнце хочется изменить
Фаренгейту и Цельсию иже с ним
На взбешенной ртутной шкале.
Но зато в целом мире они одни.
А потом наступают такие дни...
Вобщем, время кончилось. Извини.
И бензин почти на нуле.
Есть все шансы не уцелеть.
Рядовую Джейн больше не спасти,
Да и с джином тоже не по пути,
Сотни лет одиночства взаперти,
В старомодном своем кувшине,
Он готов провести на дне,
Под случайный босса-новый мотив
По ночам погрустив о ней -
Вобщем, повести нет страшней.
Тут любого б хватил тепловой удар.
Рядовая Джейн ведь не Жанна Д’арк -
Но не дура же. Что ж ей теперь - рыдать,
Если бог не того сберег?
И она настраивает радар,
И туда произносит такое “да”,
Что навзрыд стекаются поезда
В сковородку пустых дорог.
Напрочь вы учив свой урок,
Джейн берет вагоны наобордаж.
Ей дают - И как же такой не дашь?
Только вдруг ломается карандаш,
И куда-то ушел кураж
(Лето. Пятница. Ницца. Пустынный пляж -
Этот танец давно не наш).
Тут и слов-то осталось всего-ничего,
Ибо Джейн перестала быть рядовой,
У нее под началом, пожалуй, взвод -
На войне а ля на войне.
В антикварной фляге - вода, не джин.
В оружейной лавке стоит кувшин -
Так что, каждый добрался куда решил
По доступной вполне цене.
Тут прощаться пора и мне
(А могла бы и поумнеть).
smoke

l'vinaja dolja

Ot kukol'nyx ukolov
Edva ne okolev
Ty spi sebe spokojno,
Moj lunnogrivyj lev.
Truslivyj lev,
Teper' vernus' ne skoro:
Okonchu shkolu kukol'nyx ukolov,
Uznaju kto na svete vsex milej,
Pojdu nalevo (tam vse tot zhe les),
Napravo (ogorody, chastokoly),
I osmelev (a, mozhet, zaxmelev),
Polezu naprolom, bez protokola,
V zakat, v razlivy makovyx polej.
Chto budet posle? Ne o chem zhalet'.
Vse verno, lev, my vstretimsja vo sne.
Ja budu s nim, a ty, konechno s nej,
I vse, chto nam ne dast okamenet' -
Kosaja tjazhest' teni za spinoju.
No poniman'e vechnoe, rodnoe,
Bol'noe do rasshirennyx zrachkov.
Chto budet dal'she? Para pustjakov -
Pustyx zamkov vsklokochennaja pena
Nad chashkoj kofe. Dozhd' i val's Shopena.
Bezzvuchnyj provorot chizhix zamkov.
Vse budet tak neprosto. Tak legko.
No chtoby ne vspugnut' nichej pokoj,
My budem prosypat'sja postepenno.